Изображения

Саудовские женщины против запрета на вождение

Несмотря на отсутствие формального запрета на вождение автомобиля в законодательстве Саудовской Аравии (КСА), замеченных за рулем саудовских женщин подвергают аресту. Не раз активистки общественных движений за права женщин королевства организовывали разнообразные кампании с призывом прекратить подобную практику. Однако, несмотря на то, что сегодня женщины Саудовской Аравии обладают правом избираться, занимают государственные посты и даже работают в представительстве КСА в ООН, это государство остается единственным в мире, где женщинам не разрешается садиться за руль.

В октябре 2016 года три женщины-члены Консультативного совета – законодательного органа Саудовской Аравии – подали рекомендацию об официальном снятии запрета на вождение автомобиля для женщин. Вместе с рекомендацией представительницы Совета предоставили доклад, содержащий несколько десятков причин в защиту обладания женщинами правом садиться за руль. Так, доклад содержит пункт о том, что в действующей конституции КСА “не существует закона, который запрещает женщинам управлять транспортным средством”, Это всего лишь вопрос традиции, однако до сегодняшнего дня данный вопрос остается открытым.

На фоне дискуссии по данному вопросу в высшем законодательном органе страны в Интернете развернулось целое онлайн-движение под названием “Женщины за рулем»”, которое продолжает набирать подписчиков. Организаторы кампании призывают женщин Саудовской Аравии игнорировать запрет и садиться за руль. В рамках онлайн-митинга женщины записывают себя за рулем автомобиля на смартфоны и загружают видео на канал YouTube.

Помимо негласного запрета на вождение существует еще одна проблема: в Саудовской Аравии нет автошкол, закончив которые женщины могли бы получить водительские права.
Вопрос о женском вождении в консервативном королевстве поднимается не в первый раз. Так, самая крупная акция прошла в июне 2011 года, когда десятки женщин приняли участие в кампании “Women2Drive”, выезжая на улицы своих городов. В интернет было выложено около 70 фотографий и видеозаписей участниц кампании за рулем. Предыдущий массовый протест был предпринят в 1990 году. Тогда 47 женщин были арестованы за вождение автомобиля, многие из них потеряли работу, а одна из них даже была взята под стражу и переведена в СИЗО.

Тем не менее среди саудовских женщин существует и противоположная точка зрения. Согласно исследованию, проведенному британским журналистом саудовского происхождения, 3330 из 3710 саудовских женщин выступили против изменений действующих правил вождения. Даже те женщины, которые поддерживают снятие запрета на вождение автомобиля, подчеркнули, что они поддерживают его только на определенных условиях. Главное из них – принятие законов, защищающие женщин от сексуальных домогательств со стороны мужчин и разрешающие женщинам ездить в автомобилях без сопровождения.
Таким образом, Саудовская Аравия может быть ярким примером того, что не всегда западные ценности подходят государствам на Ближнем Востоке. Распространение демократии исключительно в американском варианте, равноправия и идей феминизма не могут прижиться в таких консервативных государствах, как КСА. Зачастую причина тому – нежелания самих жителей принимать непривычные им жизненные ценности, так как для них куда больше значат такие ценности, как традиция, религия и веками установившиеся общественные правила и ценности. Следовательно, было бы неправильным осуждать официальные и негласные правила жизни других народов и стремиться навязать им демократию, не разобравшись в незнакомых нам культурах и традициях. И это касается не только Саудовской Аравии, но и других арабских стран.

Евгения Кислова

 

Турция после референдума: как ответ «Да» изменит внешнюю политику Эрдогана

16 апреля 2017 года 58 миллионов турецких граждан приняли участие в историческом референдуме, который изменит порядок управления страной: вопрос о внесении 18 поправок в Конституцию Турции предусматривает переход от парламентской формы правления к президентской республике.

По официальным данным, сторонников конституционной реформы, которые стремятся расширить полномочия президента Турции, оказалось большинство: «за» изменение формы правления высказались 51,3% голосовавших, «против» – 48,7%. На следующий день президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган завершил длительную кампанию в поддержку реформы, провозгласив собственную победу в страстной речи в Анкаре.

Результаты исторического референдума вызвали неоднозначную реакцию как в самой Турции, так и среди международного сообщества. Наблюдатели задаются вопросами, насколько это голосование определит внутреннюю политику Турции в предстоящие годы и чего стоит ожидать от внешней политики Анкары?

Европейский трек

На протяжении всего 2016 года отношения Турции с Европейским Союзом постепенно ухудшались. Продолжающийся кризис между Анкарой и Брюсселем является негативным последствием тенденции правительства Турции использовать внешнюю политику в качестве инструмента для достижения успеха во внутренней политике. В своей речи после референдума Эрдоган упомянул, что кампания «за реформу» победила, «несмотря на нападки со стороны крестоносцев на Западе и их подражателей в Турции». Тем самым Эрдоган дает понять, что он не отказывается использовать эскалацию с ЕС, чтобы заручиться внутренней поддержкой своей политики в будущем.

Более того, в своем выступлении в Анкаре Эрдоган в очередной раз заявил, что Турция рассмотрит вопрос о восстановлении смертной казни, хотя он знает, что подобный шаг потенциально может положить конец переговорам о членстве Турции в ЕС навсегда. В этих условиях логично ожидать от Турции продолжения агрессивной внешней политики в отношении своих европейских соседей.

В то же время кризис в отношениях Брюсселя и Анкары не повлияет на взаимодействие сторон по линии НАТО, по крайней мере пока, потому что Соединенные Штаты четко дали понять, что пока не готовы отказаться от этого альянса. А значит от него не откажется и крупнейшая европейская армия (турецкая – прим. автора).

Ближневосточная политика

До референдума прогнозы позиций Турции на Ближнем Востоке были в основном отрицательными. Так, в Сирии Анкара не упрочила позиции ни с помощью США, ни России. Эрдогану не удалось сформировать сильный союз с новой администрацией США и убедить Дональда Трампа поддержать интересы его Турции в регионе. Кроме того, прославленное в СМИ примирение между Турцией и Россией не соответствовало ожиданиям Анкары. Москва не изменила свою стратегию в Сирии, чтобы учесть интересы Турции.

И Вашингтон, и Москва поддерживают курдских ополченцев в борьбе против ИГ в Сирии, хотя Турция подчеркивает, что этот вопрос является точкой преткновения в диалоге по Сирии. Через союз с курдами США реализовывают план по созданию независимого Курдистана на обломках Сирии и Ирака. Со своей стороны Россия выступает за сохранение курдской автономии в составе централизованных государств, то есть за статус-кво. В Ираке Турция сталкивается с проблемами из-за конфронтации между правительством Курдистана и туркоманскими группами, находящимися под защитой Анкары.

Отношения с Россией и США

На сегодняшний день вопрос заключается в том, помогут ли Турции результаты референдума выйти из этого внешнеполитического беспорядка.

США высказали неоднозначную реакцию о конституционном референдуме в Турции. Дональд Трамп поздравил Эрдогана с победой на референдуме в ходе телефонного разговора, но его пресс-секретарь Шон Спайсер заявил, что США не будут комментировать результаты референдума «пока международная комиссия не опубликует свой отчет о процессе референдума».

Противоречивые заявления Трампа и Спайсера можно рассматривать как еще одно свидетельство отсутствия единой стратегии по Турции на данный момент. Кажется, Трамп вполне готов работать с новыми полномочиями Эрдогана, в то время как американский истеблишмент скептически и осторожно относится к изменениям, происходящим в Турции. Таким образом, мы все еще не знаем, повлияет ли референдум на позицию США по Турции.

С другой стороны, возможно, результаты референдума будут способствовать укреплению отношений Турции с Россией. Решение Трампа о бомбардировке военной базы Шайрат в Сирии в ответ на предположительную химическую атаку в городе Хан Шейхун и его недавнее высказывание в отношении будущего Башара Асада в Сирии обеспокоило Россию и может подтолкнуть Москву к поиску более тесных отношений с Турцией в делах региона. Хотя было бы слишком оптимистично ожидать, что этот референдум положит конец разногласиям между двумя странами в отношении Сирии, несмотря на близкие позиции двух стран по проблеме независимости курдов.

Евгения Кислова