74411-612x330

Турция после референдума: как ответ «Да» изменит внешнюю политику Эрдогана

16 апреля 2017 года 58 миллионов турецких граждан приняли участие в историческом референдуме, который изменит порядок управления страной: вопрос о внесении 18 поправок в Конституцию Турции предусматривает переход от парламентской формы правления к президентской республике.

По официальным данным, сторонников конституционной реформы, которые стремятся расширить полномочия президента Турции, оказалось большинство: «за» изменение формы правления высказались 51,3% голосовавших, «против» – 48,7%. На следующий день президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган завершил длительную кампанию в поддержку реформы, провозгласив собственную победу в страстной речи в Анкаре.

Результаты исторического референдума вызвали неоднозначную реакцию как в самой Турции, так и среди международного сообщества. Наблюдатели задаются вопросами, насколько это голосование определит внутреннюю политику Турции в предстоящие годы и чего стоит ожидать от внешней политики Анкары?

Европейский трек

На протяжении всего 2016 года отношения Турции с Европейским Союзом постепенно ухудшались. Продолжающийся кризис между Анкарой и Брюсселем является негативным последствием тенденции правительства Турции использовать внешнюю политику в качестве инструмента для достижения успеха во внутренней политике. В своей речи после референдума Эрдоган упомянул, что кампания «за реформу» победила, «несмотря на нападки со стороны крестоносцев на Западе и их подражателей в Турции». Тем самым Эрдоган дает понять, что он не отказывается использовать эскалацию с ЕС, чтобы заручиться внутренней поддержкой своей политики в будущем.

Более того, в своем выступлении в Анкаре Эрдоган в очередной раз заявил, что Турция рассмотрит вопрос о восстановлении смертной казни, хотя он знает, что подобный шаг потенциально может положить конец переговорам о членстве Турции в ЕС навсегда. В этих условиях логично ожидать от Турции продолжения агрессивной внешней политики в отношении своих европейских соседей.

В то же время кризис в отношениях Брюсселя и Анкары не повлияет на взаимодействие сторон по линии НАТО, по крайней мере пока, потому что Соединенные Штаты четко дали понять, что пока не готовы отказаться от этого альянса. А значит от него не откажется и крупнейшая европейская армия (турецкая – прим. автора).

Ближневосточная политика

До референдума прогнозы позиций Турции на Ближнем Востоке были в основном отрицательными. Так, в Сирии Анкара не упрочила позиции ни с помощью США, ни России. Эрдогану не удалось сформировать сильный союз с новой администрацией США и убедить Дональда Трампа поддержать интересы его Турции в регионе. Кроме того, прославленное в СМИ примирение между Турцией и Россией не соответствовало ожиданиям Анкары. Москва не изменила свою стратегию в Сирии, чтобы учесть интересы Турции.

И Вашингтон, и Москва поддерживают курдских ополченцев в борьбе против ИГ в Сирии, хотя Турция подчеркивает, что этот вопрос является точкой преткновения в диалоге по Сирии. Через союз с курдами США реализовывают план по созданию независимого Курдистана на обломках Сирии и Ирака. Со своей стороны Россия выступает за сохранение курдской автономии в составе централизованных государств, то есть за статус-кво. В Ираке Турция сталкивается с проблемами из-за конфронтации между правительством Курдистана и туркоманскими группами, находящимися под защитой Анкары.

Отношения с Россией и США

На сегодняшний день вопрос заключается в том, помогут ли Турции результаты референдума выйти из этого внешнеполитического беспорядка.

США высказали неоднозначную реакцию о конституционном референдуме в Турции. Дональд Трамп поздравил Эрдогана с победой на референдуме в ходе телефонного разговора, но его пресс-секретарь Шон Спайсер заявил, что США не будут комментировать результаты референдума «пока международная комиссия не опубликует свой отчет о процессе референдума».

Противоречивые заявления Трампа и Спайсера можно рассматривать как еще одно свидетельство отсутствия единой стратегии по Турции на данный момент. Кажется, Трамп вполне готов работать с новыми полномочиями Эрдогана, в то время как американский истеблишмент скептически и осторожно относится к изменениям, происходящим в Турции. Таким образом, мы все еще не знаем, повлияет ли референдум на позицию США по Турции.

С другой стороны, возможно, результаты референдума будут способствовать укреплению отношений Турции с Россией. Решение Трампа о бомбардировке военной базы Шайрат в Сирии в ответ на предположительную химическую атаку в городе Хан Шейхун и его недавнее высказывание в отношении будущего Башара Асада в Сирии обеспокоило Россию и может подтолкнуть Москву к поиску более тесных отношений с Турцией в делах региона. Хотя было бы слишком оптимистично ожидать, что этот референдум положит конец разногласиям между двумя странами в отношении Сирии, несмотря на близкие позиции двух стран по проблеме независимости курдов.

Евгения Кислова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>